Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Мир не рушится вокруг меня только потому, что он и так уже в руинах.(c)

Нас всегда было двое,
А теперь только я.



Sigmund Freud, Analyse this.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:43 

////////

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
читать дальше
[26/04/07. ]Отправная точка. После нее все и случилось. После нее был конец света. И моего мира. До сих пор ничего не изменилось. Представь.

@настроение: ....

01:06 

lock Доступ к записи ограничен

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:38 

Here comes the B-part.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Here I am.
Lying on your table.

One of your favorite dishes.



Улыбаюсь разрезанным ртом. Из моих щек ты вырезаешь полоски, чтобы сложить из них розу.
Здесь собрано столько людей в вечерних платьях, все смотрят на меня на этом столе. Как самое желанное блюдо, как изысканный деликатес. Я даже сквозь налипшие веки чувствую то, как их руки хотят взять вилку и нож. Чтобы поскорее попробовать мое замаринованное в эмоциональном соусе тело.

Я готов, только хотя бы успейте снять с меня одежду.

03:48 

Сry a 2х3/2/7/24/12.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Она забывает сумку, она возвращается домой и падает на колени, потому что из всех ее пор льет гранатовый сок, а кости проходят сквозь кожу. Несчастная 80-летняя. Она видит мое отражение. Она идет навстречу, скидывая платье на ходу. Я смотрю со скучающим видом на ее изгибы, на черные ткани глаз. Она целует меня сквозь стекло, ее губы похожи на покойника. Я насмешливо улыбаюсь ей, а она видит оскал хищника. Она вставляет мне трубочку в глаз, она хочет видеть себя, как вижу я. О, я рисую тебя, она видит картины Бескински. О, она прижимается ко мне, дергает за воротник рубашки, тянет за галстук вниз. Она впивается зубами, ищет способ влить в меня свой яд. Она тихо стонет на ухо, когда я держу ее крепко за талию. Но лучше не слушать ее - в стоне только кровь. Как на моих руках, она ведь покрыта острой броней.
Она хочет.
Она хочется.
Я провожу языком по ее шее сквозь стекло. Она ежится от холода. Мы скалимся. Смотрю с жадностью. Мои пальцы сжимаются на ее шее.
Ох, как крепко ее рука держит мое сердце. Медленно, уверенно гладит его. Я содрогаюсь, стекло впивается в грудь.
Эта сучка выигрывает.
Заламываю руку и под учащенное дыхание выкручиваю солнечное сплетение, расплетая его на нити. Она широко открывает глаза и слегка трется об меня, пытаясь оцарапать броней еще больше. Наивна, у меня беззащитны только руки и сердце. Нити болтаются, я привязываю их к крюкам в потолке. Она закрывает глаза и вздыхает в предощущении. Она заслужила отдыха. Я дам ей эту смерть, прижимая ее к холодной стеклянной стене.

Ее белая грудь так хорошо ложится в мои окровавленные ладони.


L => ost.

03:30 

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Он умер.

21:02 

Шторм, обжигающее черное солнце в спокойной пустыне.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Лица, небелонеснежные нелица так и глядят.. О, у них мой взгляд. Черные белки; с иногда потухающей искрой, глубокий. Опасно, нет спасательных кругов. Черная трясина песков времени.
Хитро улыбаясь, вытяну из-под кровати когтистую лапу, схвачу дитя за пятку и съем. Потом проснусь в своей детской и проблююсь кровью от переизбытка железа.

Я гляжу на твои формы. Такие только вытачивать в камне. И все что я хочу - впиться зубами в это мясо и хищно рвать тебя на куски. Никто не должен иметь такие идеально гладкие линии, они вызывают раздражение в моих пустых глазницах и всепожирающее чувство голода. А потом я, нежно обхватив твою шею языком, отведу тебя к Медузе, чтобы преизвратить тебя в статую, для которой буду кровью дорисовывать одежду.
Я хочу прожить тысячи жизней, потому не могу себе позволить иметь что-то столь похожее на тебя. Но в каждой из этих жизней я хочу сталкиваться с тобой лбами в дождливом переулке. А потом кто-то из нас всегда будет убивать друг-друга и бороться в бесконечной схватке с временем, чтобы снова встретиться. Но, может, это уже наша последняя встреча, где мы устали драться и спокойно уйдем, лишь фальсифицировав лица нашей Смерти.


Все приятности моего языка имеют срок. Безнадежно рассыпаясь песком через секунду.
Закрой глаза, почувствуй язык на веках и спи. Мы уже идем к Горгоне на Голгофу.
И я сжимаю в наших руках свой терновый венец.

@настроение: не-о(нео?)-р*гина-ль-но.

17:48 

Слишком много в чужих именах, обжигают кислотой.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Я устал подставлять емкости под кровоточащие сердца. Я не безответный Ланселот. Однако ведь лучший воин своего королевства. Но однажды вся кровь кончится. И моя кровавая Венеция.. станет лишь иссохшей гуашью.
Как Атакама. Как мои внутренности.
Растрескаются от сухости.


Каждой ночью на перекрестке
Ее ногти впиваются под ребра
Каждым вечером
она выдергивает волосок за волоском на руках
и тебе обязано быть больно.
Ты мне задолжал эту боль.

13:40 

Они съедят меня, как Гренуя, от великой искусственной любви.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Мне страшно думать кто хуже: Ты или Я [c]

Огнем вычищать тонкие нервы, которые будут гореть, словно волосы - быстро, со странным запахом и безвозвратно.

Я дышу и душу душу у душа.

Я быстро отвыкаю от людей, будто бы и не было их никогда во мне и не истекали смолой мои разорванные внутренности. Будто я не селил в свои легкие мелких белых зверьков. Будто я единожды занес вас в свою картотеку. И что? И все.

Иногда приходится сомневаться, что я умею что-то чувствовать, кроме красных и черных цветов.
И я люблю только тогда, когда передо мной величественно сияет будущее, которое я купил. За литры своей крови.
Разочарован, когда в очередной раз мне хочется бить тебя ботинками с железными шипами прямо под ребра, но не в лицо, у тебя такое красивое лицо, любимая. Моя любимая. Пока еще моя.
Бойся моей.. гм.. любви, сбегай скорее, сделай мне больно раньше, чем я перестану испытывать интерес и буду укутывать тебя лишь в волны разочарований после купания в нашей крови.

И в надрез у позвоночника я заливаю отбеливатель Vanish. Может, хоть так я стану светлее и чище.

@настроение: Будь смелее, не бойся меня. Уничтожай. Как это делали все до тебя, хотя и говорили, что не хотят этого.

00:29 

Посвящение аддиктопенталогии с 2005.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
00:14 

[Жизнь вечна. Умирают только птицы (с)]

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Лежи, где лежишь.
Все смотрят на нас.

Мы по-прежнему выше их.
Мы по-прежнему дышим исключительно огнем.

Я думал, что никогда более не увидят свет мои языковые системы.
Пыль глаз, руки, внутри дрожь восхищения и голода.
Все как в дерьмовом сериале.


Я слишком долго питался отрицанием и теперь я признаю только поклонение.
В церквях на меня молится сам Бог.
И только тогда я ощущаю, что только тогда я полон чего-то ватного изнутри.
Волосы раскинуты, а гвозди в руках мешают беспрепятственному прохождению сквозь металлодетекторы на границах.
Мне стоит прикоснуться ладонью к твоему лбу и я пью, беспощадно пью тебя.
Ты просишь сфотографировать твою кожу наизнанку. Я кутаю тебя в бордовые шелка. Самое вероломное сокровище. Твои серые глаза - ледяные скалы, на которых я вишу и отбываю наказания Прометея. За каждое прикосновение к тебе я плачу куском своей печени. Ты, мой орел, кровь моя. Ты моя цепь. Ты хуже всего на свете.

Мы все отрицаем. Если не задумываться - мы выше всех. А если зажечь лампочку реальности, то мы оба умерли.
Но нет ничего лучше этого. Нет ничего лучше 29 ноября - официального дня Смерти.
А потом я утоплю тебя в этой реке перед моим окном и скормлю чайкам по имени Дж.. .)
Я всегда хотел уничтожить тебя, но ты мне не даешь это сделать. Обезруживаешь своей жизненностью и даешь слушать эту несносную музыку, из-за которой вся моя вата внутри становится такой тяжелой от волн этих ритмов.
И это нестерпимо.
И я хочу еще.
Пока ты меня кормишь этой музыкой и информацией
Река не грозит тебе.

@музыка: Kings of Leon - Sex on fire

04:33 

*sex is boring (c) s&n

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Noisy happy people crossing streets from side to side
Where is my love?


И был бал, и быше вечер.
И падали свечи
в красные озера

От кровь е ни-я. Слишком не мало и словно жвачка.
Ты на огне, ты всегда на огне.

My secret friend
take me to the river
so we can swim forever


My my oh my
So my

Portrait,
throw it, swallow it, Trent.

@музыка: 04.01.10 14:16 (!)

@настроение: кишки разрывают живот, почему 4-ро так похожи?

17:44 

В одном только нашем взгляде тысячи нерожденных детей.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Соленоватый запах запекшейся крови вдыхаю с твоих уставших глаз и истертых ребер. Ты стыдливо снимаешь нижнее белье, превратившееся в сплошную бурую корку. Кидаешь в кипящую воду и к вечеру подаешь к столу борщ.

Садовыми ножницами обрезаем шелковые нити доверия, надеждности. Огромная черная бездонная клыкастая пасть занимает место неба. Иногда этот зверь устает ловить меня, закрыват рот и смотрит пристально один желтым глазом, то сужающимся, то расширающимся.

Я ленточным червем живу внутри тебя, вгрызаюсь в твои беззащитные органы, пережевываю суть твоей жизни. Когда ты полностью окажешься в моем желудке, я выйду наружу в человеческой форме.

Возьми змею за "горло" и вырежи ножницами себя. Остатки мяса кинь мне.
Я хочу, чтобы это сняли на камеру, вездь здесь все слова - это записи. Это протоколы, это жизнь под присягой.
Поем немного ваших сырых сородичей, потом лишь услышу толки о собственном сумасшествии. Вы потеряли цену психиатрии. Вы потеряли цену всему. Какое право судить имеете? Да, я распродам себя вам назло, чтобы пару миллиардов подавилось, а еще пару умерло все-таки от голода. Остальные сами себя уничтожат ибо считают себя зверьми. Им виднее ;).

Не прошу прощения, но меня тошнит остатками змей и ленточные черви клоками свисают изо рта, глаз, и ушей, как прелестные дамкие украшения.
Как это круто, правда? Снимайте-снимайте.

@музыка: Deathstars - Syndrom

@настроение: кирай больше не зовет себя в третьем лице: ты нежива, кровь моя?

01:30 

И твари тьмы сошлись у нас в головах.*

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Jun. 16th, 2008
3:20 PM



Ты хватаешь его за рубашку и отталкиваешь от себя к стене. Стена совсем не мягкая и твоя голова резко падает вперед. Больно, любовь моя? Иначе и быть не может. Со мной - никогда.
Если ты во мне раньше могла видеть только светлую сторону, то теперь я показываю тебе, что будет, если я вдруг стану презирать тебя, а для этого нужно совсем мало - только дай повод. Только дай повод.

Ты поднимаешь взгяд, в котором свинца больше, чем в мертвом теле, напичканном пулями из автомата [см. Википедию - концлагеря.]. А я почти умехаюсь - плавный переход от нежной улыбки к усмешке. Я так люблю и презираю тебя, что не знаю - смеяться или иронизировать.
Выпрямляешься, отходишь от стены, но я толкаю тебя обратно. Ты почти зла и раздражена моим поступком, а я кладу руку на шею и медленно, больно-пребольно, впиваюсь ногтями в тонкую кожу твоего горла. Шипишь, но тебе это не идет, потому что змея здесь я. Потому что теку ядом здесь только я. И я - единственный человек, кто имеет здесь на это право, потому что я презираю тебя.

Прикасаюсь губами к тому месту, где только что были мои ногти, провожу языком, оставляя блестящий густой след. Захлебнись мной, дорогая моя. Утони во мне. Умри. Я тебя презираю, как почти никого еще.

Я презираю тебя, потому что ты открыла мне себя больше, чем кому-либо еще. Потому что я увидел и узнал в тебе абсолютно все, не считая фактов биографии. Я презираю тебя, потому что ты слаба и не слаба одновременно. Потому что ты отрицаешь все, но сама же выходишь на противоречия в своих идеях.
>Я презираю тебя за то, что когда-то мне тоже пришлось немного открыться перед тобой.
И я ненавижу тебя за то, что именно тогда это было сделано с удовольствием.
А теперь во мне ничего не осталось, кроме презрительности, впившейся в кожу так крепко, будто меня кусает собака, а я даже отрвая ее, не могу заставить размокнуть клыкастую пасть.
>Ты открываешь рот и хочешь что-то сказать, но я быстрее: почти запихиваю свою руку тебе в рот и пальцами проникаю в горло. Ты пытаешься меня укусить, но рот у тебя куда меньше и ты слабже этого факта.
Скоро тебя стошнит прямо на меня, но мне не жаль ни одежды, ни себя, ни тебя.

Любимая, скажи, тебе нравится это? Тебя же стошнит еще раз, когда я поцелую твою блевотину, соберу языком, размажу ее по твоей шее.

Тебя сгибает пополам, пытаешься оттолкнуть меня, уйти на пошатывающихся ногах.. будто ты неумелый циркач и впервые ходишь на ходулях. Не спорю, если ты была бы циркачом, ты бы меня неплохо развеселила, и поэтому сейчас я сгибаюсь тоже, но с тихим смехом. Прислушиваюсь к себе - внезапно. Этой картине чего-то не хватает, чувствую слишком явно. Конечно, швыряю тебя, словно вещь, обратно к той злосчастной стене, хватаю за руки и жестко притягиваю их к себе.
>Ножиком, что на брелке ключей, провожу не очень сильно, но достаточно, чтобы судорожно прикладывать твои руки к своему лицу, своей груди, шее, пачкая их в этой красной жидкости, судорожно бьющей или текущей - мне уже без разницы - из твоих рук.. И я начинаю тебя хотеть.
>Всего-то стоило приложить свои окроваленные ладони к моему телу, как я тебя уже желаю так, что думать о том, как сделать тебе еще больнее становится неактуальным, бессмысленным.
>Тебе противно? Конечно, ты такого даже в самых страшных сна не видела, а что уж там говорить о реальноcти, в которой это люблю я.

P.S. И поверь, я-то умирать не собираюсь.
Многие пытаются пережить и уничтожить свою любовь и привязанность к людям, а я же всегда пытаюсь только пережить свое презрение к любимым людям.


Sincerely [or should I say `with fucking love?`],
Kirai.

@темы: Жизнь кажется невозможной, мне кажется это забавным /с/

21:38 

Тот факт, что я - писатель еще не делает меня Человеком.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Закрррой рот, моя маленькая девочка.
Раскррррой свои глазки, смотри на небо, раздвинувшее ноги.
Слишком хорошо, потому что мало.
Ты отдашь мне все.
Ты рано или поздно отдашь мне всю себя, даже если.
Однажды ты отчаешься, перестанешь выцарапывать мои глаза.
И придешь ко мне в белых одеждах, словно богиня Олимпа.
А я улыбнусь. Так тепло, как никогда. Потому что уже предвкушаю, как твои одеяния окрасятся пурпуром крови.

## Искусанные губы развалятся на кровавые куски по местам слома. Я жадко буду есть твою красную помаду со своей шеи.
Где-то там играют Времена года, разрывают меня на краски остатки мелодии Гомункулов. Они как знали, из меня течет исключительно черный. Лишь в конце будет лежать на земле маленький сверток радуги.
Это то, что я не смогу никогда в себе уничтожить.
# Мои дети.. у кукол ваших никогда не будет глаз. Как и у вас.
Дети мои.. Никогда не идите за мной, вы боитесь меня, но. Каждую зиму я вижу за собой вереницу маленьких шажочков, цепями, обвивающими меня.


*Ах, оборачиваться назад.. Отсчитать минуты от того, как тебя расстреляли. Это трудно идти по времени назад. Every step takes your strenght away. Минута, две,.. трррри до смерти. Вернуться в небытие ..и заново!
Снова встретить тебя, прожить тебя заново.. и.. глядишь, снова расстрел. Сладкие круги ада,.
На них я пожалуй и остановлюсь.
Ведь это же я делю Земл.ю пополам. ;)


Ммм, Гала, моя дорогая, открой ему дверь, а я замалюю выход черной краской.

>>А мы с ней пока что приветствуем тебя, дорогой желтый бабочковый свет во тьме. ,)
С возвращением.
У нас ведь level up.

20:51 

Христос давно мертв, почему ты еще жива?

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Всплесками слов в воздух, я никогда тебя не закопаю заживо в мои глаза.
Мне нужно прожить еще одну историю создания земли, чтобы понять, что все что у меня есть - ты.
Но..
Я не боюсь уничтожить тебя.

Бог молится в церкви.

На меня накатывают волны тепла, когда я молюсь по-буддистки у дверей древнего католического храма.
Потому что это момент наивысшего возбуждения, потому что я осознаю, что все это простое и сеобъемлющее, словно вселенная, Ничего. Все это разделение на внешние отличия, политические управления. Есть земля, я и небо. И водоворот чьих-то чувств и музыки.
ох как умно и как давно сказано не мной
Я смеюсь и иглы в горле исторгают все больше крови. А мне все бес пляшет веселей и веселей.

После того, как она откусила яблоко, Еве приснился Змей, как оправдание.
Самое тяжелое, сладко-невыносимое из всех привыканий.
Это когда ты не можешь уйти от меня, чтобы спастись.

04:56 

Мне страшно думать кто хуже: Ты или Я

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
blood is boiling.
100 degrees.
you blood is water

I drink it. (to live.)


@музыка: Мы свободны настолько, насколько мы сильны /c/

02:43 

Crate. Aristo.* 01.07.09.

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Черные волосы раскинуты в стороны. Серые глаза покрыты измолотыми блестками солнца. Спина чувствует тепло ровной земли.
Черное дуло пистолета поблескивает на солнце золотым. Я не могу сдержать счастливую улыбку.
I wonder why we can`t be together.
Erase it.
Ко всем чертям.
Обнимаю тебя только черным сумраком и никогда руками.
Мой белый шелк перчаток - то, о чем ты можешь только мечтать.
Шепчу. Даже если.. Я съем все твои внутренности, останусь до конца. Ты пропадешь во мне.
Эта тьма войдет прямо в лоб.
А ты смеешься синими глазами.
Мы уже смешали нашу кровь, но слюну - никогда.
Ты правишь мной, но до Doomsday я буду править тобой.
Ты знаешь это и все равно не можешь сдержать мимолетного черного всплеска зрачков.

Я - твой самый лучший демон.

И ты нажимаешь курок.
Медленно улыбаюсь темными извивающими цветами.
Я-то не умру. Никогда..
Никогда, пока ты не станешь моим..

@настроение: well did you?

10:36 

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Запомни меня.


Чем пристальней гляжу в красноватые мягкие органы этого общества, тем больше острым пощипиванием при дыхании чувствую все неприязненно пахнущие склизкие жидкости на картине из алых цветов. На фоне ярких голосов из радио. Снимаю очки в черной оправе. Откидываю волосы - закос под Иисуса. Я - Октав Паранго.
Я буду потреблять мир, как малооплачиваемую шлюху холостяк с заработной платой выше *** 000 долларов.
Я - высшее создание того, что натворил этот мир в каком-то rotten баре.
Я уже даже умею смеяться. Но только для того, чтобы посмеяться.
Надрывности виончели. Глубоки до бритв в запястьях.
Грустно.
Откидывая капюшон грубой бежевой ткани, я снимаю котомку и улыбаюсь. Дождь бежит по волосам, а серо-карие глаза наполняются облаками. Pilgrim.

Я на своем пути к Бодхисаттве.

@настроение: У нее нет легкиx. Розовые (ко)мочки сожжены.

01:08 

Я не верю ни во что, я просто знаю. Солнце горит во мне.*

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]
Карта пациента.
Начало лежит под землей.

Под тонкой кожей - серый дождь.
Карта мертвого пациента
Обычный способ притворяться живым
.*


Они спрячут рай за разрисованными ромашками и придумают ему ультрамодную рекламу и брэнд. "Рай - лучшее для лучших!" И продадут, как раньше продавали индульгенции. Теперь небесам место только на аукционе. Богатые всегда выйграют. Ангелы будут трубить, кабалла умрет, а я, посмеиваясь, буду лежать изгибом на их трубе.

[Ловлю соль в ушате воды. Она мурлыкает и пытается сжечь мне поры.
Засунь наши сердца в атмосферу Венеры.
Что, если горло вспорото, хуже оберточного шва.
А петь можно только грудью.
Видеть твою помаду и крепко сжать в руке до красной жирной массы.
Человек-Бог кричит от безысходности. Кто-то вместо него создал мир. У него было в планах классика - 7 дней, а какой-то молодой выскочка сотворил за вечер.
Заставляйте каждого человека летать, и он проклянет крылья.]

Я уже не пытаюсь разделить себя на составляющие. Кто из них сейчас пишет это около недели. Я или она. The most important: она защищена и она дышит.
Серая вода утопила глаза.
Он на свободе. А в кровотоке вместо жидкости иглы.

.

Адамантий на сердце и в глазах.)

Прочти. Умри. Не дыши.. Это жгуче сладко видеть тебя бездыханным. Hhhhhh..
Hhhhh..
Hhh...

@музыка: *Александр Неверящий

@настроение: Не замечать несправедливости - моя профессия.

02:55 

[!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!]

| it feels like walking on rusty nails, but the pain's not mine [c]

Ночью на дне. День на дне. Днем на Днях.
Помощи не придет.
На пальцы лью кровь из глаз, выжимая глазнойсок. Тонкими пальцами взбиваю белковую кашу глазных яблок. Заживо вырезаю челюсть. Так и хожу - пол-лица. Снизу капает кровь оторванной части.
Смеясь, вместо серьги одеваю штангу на 120 кг. Я плохо слышу тебя, любимая. Говоришь, уже весь пол собой залил?
Приоткрывая клетку, сплетенную из ребер руки, проходя пальцами в мышцы, словно в масло.. Отрываю аорту. Я позволяю сердцу капать в твой рот.

Нежно вбиваю иглы раз за разом в нежную часть кожи за ушком. Ты истекаешь мной. В каждую вену и артерию твоей внутренней стороны рук по всей их длине я всаживаю по ржавой тупой бритве. Упорно, чтобы точно вошли в каждую, повторив свой кровный рисунок твой жизни.
Содрав шкуру твоей собаки заживо.. я предпочту засунуть тебе ее в рот, чтобы ты поел. Ты ведь так голоден. Думаю, длинная грязная шерсть с ошметками мяса и кровью твоего верного друга тебе понравится.
Я люблю видеть, как тебя рвет в сторонке. Собираю в пакет, а потом двухнедельной давности подмешиваю тебе в суп.
Борщ с шерстью.
Яростно кричу и загоняю сотни игл под твои ноготки, чтобы потом мееедленно их вытащить, облизнуть и .. мммх.. проглотить все это желево. Чтобы стало еще тяжелее жить.

Из твоего уха течет грязная слизь. Дожевывая твою собаку, запиваю этой грязной, рвотно-позывной отвратительно пахнущей слизью жесткие собачьи волоски, застрявшие в зубах.

@темы: [! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! !] <- клеткоcage

*[Grab your gun, time to go to Hell.]->

главная